Общее·количество·просмотров·страницы

воскресенье, 29 января 2012 г.

Street fashion





Rosie Huntington-Whiteley

Даже не знаю, что привлекает меня в мужчинах больше. Пожалуй, самым сексуальным для меня является чувство юмора. Когда с тобой рядом человек, умеющий рассмешить несмотря ни на что, мир меняется, многое становится проще.




Victoria’s Secret Fashion Show 2011-2012


Однажды мужчина по имени Рой Реймонд решил сделать подарок своей жене и отправился в магазин в поисках красивого женского белья. Оказавшись в магазине, он растерялся в разнообразном мире женских принадлежностей. Продавцы, обученные обслуживать женщин, не смогли ему помочь. Домой он вернулся с пустыми руками, но с революционной идеей: открыть свой собственный магазин женского белья.


В 1977 году в пригороде Сан-Франциско Реймонд открывает свой первый магазин "Victoria’s Secret", который позиционируется, как новый тип магазинов женского белья. Магазин сочетал в себе европейскую элегантность с дружелюбной обстановкой, в которой даже мужчины чувствовали себя комфортно. К 1982 году Реймонд открыл шесть магазинов и запустил небольшую программу по реализации белья через каталоги. Однако, испытывая финансовые трудности, продал Victoria’s Secret Лесли Векснеру, владельцу розничной сети магазинов женской одежды The Limited, за 4 млн долларов.
Именно Векснер впоследствии сделал этот бренд одним из ведущих на рынке. Он увидел реальный шанс сделать модным и приятным для глаза даже то, что, как правило, скрыто под одеждой. Он понял, что любая женщина, покупавшая и носившая "просто белье", в душе стремилась носить что-то эксклюзивное и красивое. Первое, что сделал Векснер-избавился от имиджа "райского уголка для мужчин" и сделал ставку на женскую аудиторию. Также, он позиционировал свой бренд как европейский, несмотря на то, что его основной офис находился в Огайо.

Модное нижнее белье от Victoria’s Secret было доступной роскошью. Атмосфера сексуальности, изысканности и романтизма импонировала женщинам гораздо больше, нежели бесконечные полки супермаркетов с однообразными трусами и лифчиками.

Регулярные показы, шоу с лучшими моделями мира и новинки, выпускаемые каждый сезон не могли оставить бренд Victoria’s Secret без внимания.

Четвертый сезонный показ белья Victoria’s Secret в 1998 году прошел с участием лучших моделей, которых прозвали ангелами, благодаря обязательному атрибуту, крыльям ангелов. Именно крылья впоследствии стали визитной карточкой бренда. В роли "ангелов" выступали многие известные девушки, такие как Хайди Клум, Жизель Бюндхен, Адриана Лима, Летиция Каста, Тайра Бэнкс, Стефани Сеймур и многие другие.

Показ Victoria’s Secret Fashion Show 2011-2012 стал одним из самых зрелищных. Шестнадцатое ежегодное фэшн-шоу прошло, как всегда, с шиком и блеском. Модели прогуливались по подиуму под песни Maroon 5, Nicki Minaj, Kanye West и Jay-Z. На шоу присутствовало огромное количество поклонников марки Victoria Secret, в том числе и актер Орландо Блум и певица Бейонсе, которые пришли поддержать своих любимых. 













четверг, 26 января 2012 г.

Elie Saab Spring Summer 2012. Backstage

Первую коллекцию Elie Saab свет увидел в 1982 году. Основателем бренда стал ливанский дизайнер Эли Сааб. Роскошные вечерние платья и свадебные наряды-вот его страсть. Эли Сааб одним из первых стал признанным дизайнером вечерней моды, одевая королевскую знать и знаменитых актрис. Но большинство впервые услышало о ливанском дизайнере со странным именем Эли Сааб после церемонии вручения премии Oscar 2002 года. Тогда Сааб одел оскароносную звезду Холи Бери и этот наряд был признан самым ярким нарядом церемонии. В коллекциях Сааба ближневосточная экзотика смешивается с западным стилем одежды, придавая этническим мотивам современность. Откровенный дизайн, роскошные блестящие ткани-узнаваемый стиль Сааба. Сегодня дизайнер имеет showroom`ы в Париже, Милане и Бейруте, офисы во Франции и Америке. Его штаб-квартира по производству haute couture находится в Бейруте, где он живет со своей женой и тремя детьми, в то время как линия pret-a-porter производится в Италии.













среда, 25 января 2012 г.

Marilyn Monroe. Последнее интервью

Интервью было опубликовано всего за три дня до ее смерти, 3-го августа 1962 года.



Иногда накинув пальто и шарф, без макияжа, я выхожу за покупками, а заодно прогуляться или просто взглянуть на прохожих. И, знаете, всегда появляются какие-нибудь подростки, доброжелательные и острые на язык, которые говорят: "Эй, одну минуточку, вы знаете, кто это, мне кажется?!" Они выстраиваются в хвост. И я не против. Я понимаю, им надо просто убедиться, что я реальное существо. У этих ребятишек расцветают лица, они в восторге: "Вот здорово!"-и ждут, не дождуться, когда смогут рассказать о нашей встрече своим друзьям. А какой-нибудь старик скажет: "Постойте, я позову свою жену". Словом эта встреча меняла все их первоначальные планы на день.

По утрам, стоит мне появиться в дверях, мусорщики, проходящие по 57-й улице, говорят: "Мэрилин, привет! Как ваше самочувствие сегодня?" Для меня это честь, и я люблю их за это. А рабочие, когда я прохожу, начинают свистеть. Сначала просто потому что, вот, мол, девушка блондинка и вроде недурно сложена, а потом восклицают: "Боже мой, да это же Мэрилин Монро". И, вы знаете, в такие минуты как-то радостно, что люди знают, кто ты, радостно, что ты для них что-то значишь.

Но когда ты знаменита, то порой сталкиваешься с людьми и в ином, более остром плане. Ведь слава вызывает зависть. Некоторые думают: кто она, собственно, такая, что она из себя мнит "Эта Мэрилин Монро". Им кажется, что моя известность, дает им право подойти и сказать все, что вздумается, не заботясь о том, что это, быть может, тебя оскорбляет, как будто ты вроде, как вещь.

Взять хотя бы некоторых актеров или режиссеров. Обычно они не высказывают свое мнение, а торопятся сообщить его в газету-от этого им больше толку. Знаете, если обругают в лицо, это не произведет большого эффекта. Все, что я могу сказать в ответ: "Буду рада с вами больше не встречаться". А вот если в газету-это уж от одного побережья до другого и на весь мир. Я не могу понять, почему бы людям не быть немного подобрее друг к другу? Мне не хочется так думать, но боюсь, что в основе этого очень много зависти. Все, что я могу сделать, это остановиться и сказать себе: "Со мной все в порядке".

Например, вы, наверное, читали, что один актер сказал: "Поцеловать Мэрилин-все равно, что поцеловать Гитлера" (имеется в виду Тони Кертис). Так вот, я считаю, что это его проблема. Если мне приходиться играть с кем-то, кто испытывает ко мне такие чувства, я вынужлена включать свое воображение: "Долой его. Да здравствует мое воображение. Он просто не существует".



Я не рассматриваю себя как вещь, но знаю, что многие относятся ко мне именно так. В том числе одна солидная корпорация-я ее не назову. Если в моих словах почувствуют обиду, то это так и есть. Иногда мне кажется, что у меня уйма хороших друзей и вдруг-кто бы мог подумать-я наталкиваюсь совсем на другое. Они сообщают о тебе Бог знает что в прессу, рассказывают своим друзьям разные сплетни-как это обидно!

Когда мне было пять лет-мне кажется, уже тогда я захотела стать актрисой-я обожала играть. Мне не нравился мир вокруг меня, он был довольно мрачным, а мне нравилось играть в "дом", где я создавала свою обстановку, воображала какие-то ситуации, иногда выходящие за "стены" этого "дома", и если ребята были склонны к фантазии, я им внушала: "Представьте, что вы такие-то и такие-то, а я такая-то-разве это не интересно?" И если они говорили: "О, да", я предлагала: "Ты будешь лошадью, а ты...". Это была игра, точнее игры. И вот, когда я узнала, что играть-значит быть актрисой, я сказала себе: "Хочу быть актрисой. чтобы играть". Лишь позже с возрастом я узнала, что же такое актерская игра, сколь трудной она может оказаться.

Кое-кто из моих приемных родителей, чтобы избавиться от моего присутствия в доме, отправлял меня в кино, там я просиживала с утра до позднего вечера, одна в первом ряду перед огромным экраном, и хоть в руках у меня не было леденцового петушка, мне это нравилось. Мне нравилось все, что двигалось мимо меня, ничто не ускользало от моего глаза.



Когда мне исполнилось одиннадцать лет, мир, прежде закрытый для меня,-так, во всяком случае, мне казалось-вдруг приоткрылся. Даже девочки стали проявлять ко мне внимание-"С ней имеет смысл общаться", считали они. Мне предстоял длинный путь пешком в школу-две с половиной мили туда и две с половиной обратно, это было сплошное удовольствие. Каждый шофер сигналил, рабочие, спешащие на работу, махали мне, и я отвечала им тем же. Мир стал дружелюбным.

Мальчики-разносчики газет собирались у дома, где я жила и часто "висела" на какой-нибудь ветке в простой рубашке-тогда такие рубашки не ценились, я мечтала о настоящем свитере, но это было недоступно для меня. Так вот, они на своих велосипедах окружали дерево, с которого я свисала, как обезьяна. Спускаться я как-то стеснялась и лишь придвигалась, срывая листья, ближе, чтобы поговорить и послушать, не больше. Иногда мой веселый громкий смех вызывал тревогу у приемных родителей, им казалось, что это истерика. Но уж очень неожиданной показалось мне свобода; я спрашивала у мальчиков разрешения покататься на велосипеде, и они отвечали: "Конечно", тут я начинала кружиться вокруг дома, громко сигналя и радуясь встречному ветру, а мальчишки стояли и терпеливо ждали моего возвращения. Мне нравился ветер. Мне казалось, он ласкает меня.

Однако, все это было палкой о двух концах. Тогда же, когда мне открылся мир, я поняла, что люди легко преступают границы дозволенного и становятся более чем дружественными, рассчитывая на очень многое за очень малое.

Когда я стала старше, то стала посещать Китайский театр Граумана и даже пыталась оставить там свои следы в цементе. "О,-говорила я себе,-мои ноги слишком велики, поэтому не получается". И когда, много позже, я наконец погрузила свою ногу в мокрый цемент, возникло странное чувство. Я поняла, что это означало для меня: все возможно, почти все.

Меня всегда поддерживали творческие устремления. Чувствуя себя актрисой, я получаю истинное удовольсттвие от момента, когда сыграла "в точку". Мне кажется, что у меня всегда было слишком много фантазии, чтобы быть просто домохозяйкой. И кроме того, мне надо было на что-то жить. Скажу откровенно, меня никто никогда не содержал. Я всегда сама содержала себя. И всегда гордилась тем, что живу на собственный счет. Лос-Анджелес был моим домом, и когда мне говорили: "Езжайте домой", я отвечала: "А я дома".

Впервые я ощутила себя знаменитой, когда, подвозя кого-то в аэропорт, увидела там, на фасаде кинотеатра, сверкающее огнями свое имя. Я остановила машину немного поодаль, не отважившись приблизиться, и первое, что я сказала себе: "О Боже, кто-то совершил ошибку". Но все-таки оно было там-мое имя, высвечивающее огнями. "Вот оно как",-подумала я. Все это было так странно для меня, ведь на студии твердили: "Помните, вы не звезда". И вот мои буквы засверкали все-таки в лучах огней.

Я помню, когда я получила роль в к/ф "Джентльмены предпочитают блондинок". Джейн Рассел-она была брюнеткой в этом фильме, а я была блондинкой. Она получала $ 200,000 , а я получала $ 500 долларов в неделю, и это были большие деньги для меня. Она, кстати, весьма замечательно относилась ко мне. Но тогда была одна проблема. Проблема в том, что у меня не было своей гримерки. И я сказала: "Посмотрите, в конце концов, я блондинка, и это джентльмены предпочитают блондинок"! И мне как всегда ответили: "Помните, вы не звезда". 

Я часто опаздываю, у меня проблемы с такого рода дисциплиной. Но знаете, многие люди могут быть где-то вовремя и приходя, ничего не делают, лишь будут говорить о пустяках и их жизни. Гейбл сказал обо мне: "Когда она есть, она существует! Она там, где работа".


Я была приглашена на день рождения президента в Мэдисон-Сквер-Гарден. Когда я вышла на сцену, чтобы спеть "С Днем Рождения", повисла тишина. И если бы я носила юбку, я бы подумала, что она наверно задралась. Настолько неловкая воцарилась тишина. Я помню, что я повернулась к микрофону, подняла голову и начала петь. Тогда это было своего рода признанием. 

Я не привыкла, принимать счастье, как должное. Я была воспитана иначе. Я имела возможность встретиться и выйти замуж за двух лучших людей, которые встретились мне. Не думаю, что за это люди обернутся против меня. По крайней мере по доброй воли. Мне нравятся люди, но я боюсь общественности. 

Когда приходит конец чему-то, приходит и некоторое облегчение. Все точки расставлены, и вы можете вздохнуть с облегчением-вы сделали это. Однако, придется начинать все сначала. Сейчас я живу своей работой и некоторыми отношениями с людьми. Иногда слава идет мимо, я всегда знала, что она не постоянная. Но по крайней мере это то, что я испытала, и это не то, чем я живу.

"Я прошу вас, не делайте меня смешной",-это последние слова Мэрилин Монро, произнесенные в конце восьмичасового интервью, которое взял у нее журналист Life Ричард Мэриман.

Через 48 часов на вилле Брентвуд, недалеко от Лос-Анджелеса, Мэрилин была найдена мертвой.


Simply and with taste


воскресенье, 22 января 2012 г.

Ashley Olsen


Новое направление

Гламур вышел из моды-блестки, стразы, каблуки, пергидрольные волосы, бутерброды на ногтях. Появляется новое направление-"новая скромность", когда мода интеллектуальна, когда вы должны думать о том, из чего состоит образ, когда женщина не раздета, а одета. Александр Васильев, историк моды.